Сила продвижения

Прошло уже четверть века, с тех пор как в стране была возрождена рыночная экономика. Младшему поколению кажется, что так было всегда. Сейчас только в Воронеже работают тысячи предпринимателей. А еще двадцать лет назад многим приходилось быть в своем деле первопроходцами. Сейчас они вспоминают этап становления своего дела и делятся своими взглядами на ведение бизнеса.

Первые шаги Андрея Парфенова в программировании были сделаны в начале 90-х, когда компьютерная техника в офисах были еще роскошью, а доступ в интернет – в диковинку. Совсем скоро хобби стало приносить прибыль, и сейчас «Студия Парфенова» - одна из старейших, а главное – успешных компаний на рынке информационных технологий.

– Андрей, расскажите, как пришло решение начать свой  бизнес?

– Заниматься программированием я начал еще в школе. Свои первые заказы получал,  учась в девятом  классе.  А в десятом классе я уже работал программистом-стажером в компании «Релэкс». Затем были институт и аспирантура. После ее окончания и защиты диссертации, проработав немного в крупной компании, я понял, что пора создавать свое дело.  Это было в 1999 году. Тогда мало кто в Воронеже слышал про интернет, поэтому основными заказчиками были московские и зарубежные компании.

Инвестиций мое дело требовало минимальных – покупки хостинга для сайта и домена. Готовое юрлицо мне предоставили родственники. И я стал создавать сайты.

– С какими трудностями вы столкнулись на начальном этапе?

– Пришлось много работать в первую очередь над тем, чтобы донести до людей информацию о том, что интернет — это важно. Многие владельцы бизнеса тогда слабо представляли себе, зачем фирме  свой сайт, и какие выгоды это может принести.

Мы первыми в Черноземье проводили конкурсы веб-дизайна, писали статьи, выступали на мероприятиях — все это помогало как развитию отрасли в Воронеже, так и нам, как разработчикам — нас стали узнавать и приглашать на встречи.

Со временем в Воронеже все больше компаний стали заводить свои сайты. Одним из первых наших проектов стало создание каталога воронежских компаний. Тогда таких ресурсов в Воронеже было – по пальцам перечесть.

– Какими принципами руководствуетесь в своей работе?

– Мы всегда  рассматриваем нашу студию в любом проекте, как часть компании заказчика. Для того чтобы достичь желаемого результата, нужно полностью войти в положение того, для кого ты работаешь, иногда даже поступившись собственными амбициями.

Мое личное убеждение – что стоит отговаривать клиента от ненужных трат, даже если он твердо намерен их совершить, а советовать то, что считаешь правильным, исходя из собственного опыта. В результате, конечно, скорее всего, заработок получится меньше, чем он мог быть, но такой подход позволяет строить долгосрочные партнерские отношения. Кроме того, если профессионал чувствует, что не сможет выполнить работу качественно, то ему стоит честно признаться в этом заказчику.

– Насколько часто приходится переубеждать заказчика?

– Это обычная практика работы практически любой компании в сфере IT. Довольно часто сталкиваешься с тем, что заказчики имеют самые расплывчатые представления о том, чего, собственно, они хотят от конструктора сайта. Мне, да и любому профессиональному исполнителю, не безразлично, что и для чего мы делаем. Если я вижу, что заказчик своими требованиями «вредит» проекту, то буду спорить и доказывать свою точку зрения. Постараюсь приложить максимум сил, чтобы донести до него свои мысли. Ну а если не получится… В этом случае, скорее всего, придется сделать именно так, как требует заказчик, но с оговоркой, что он был предупрежден о последствиях и это исключительно его решение. По собственной практике могу судить, что такие ситуации бывают с новыми заказчиками и практически не возникают с теми, кто работает с нами давно. Легкость нахождения общего языка с клиентом – это уже вопрос опыта и доверия.

– Вы дали компании свое имя. Почему?

– У меня до сих пор хранится вырезка из газеты с интервью Питера Нортона, в котором он рассказывает о том, что решил назвать компанию своим именем, чтобы показать, что за его программным продуктом стоит не безликая компании, а конкретный человек. Мне эта идея показалась очень близка – да, это подразумевает дополнительную ответственность, не получится сделать халтуру и подписать своим именем. А еще вынуждает отказываться от некоторых проектов, которые не хочется ассоциировать с собой.

В конце 90-х было традицией называться студией. Чуть позже все стали называться «интернет-компаниями», но меня слово студия ничуть не смущает. Сейчас у нас в штате работают 8 человек и обстановка в офисе вполне «студийная».