Эволюция безопасности

Предприниматель Михаил Гамбург стоял у истоков цивилизованного охранного бизнеса в Воронеже. Он не отрицает, что стереотипный образ сотрудника ЧОПа по сей день далек от идеала. Создав в 2000 году свое агентство безопасности «Волк», Гамбург пытается перебороть этот стереотип, но признает, что в одиночку изменить мнения людей об охранном бизнесе непросто.

– Как вы пришли к решению об открытии своего бизнеса, что этому предшествовало?

– Я просто выкупил организацию у бывшего руководителя, будучи еще молодым человеком без опыта в предпринимательстве. Ранее эта структура была службой безопасности одной компании в сфере топливно-энергетического комплекса. У меня было свое видение работы службы, отличное от мнения руководителя. Однажды наступил момент, когда наши точки зрения настолько разошлись, что я уже не мог оставаться в роли наблюдателя или участвовать в том, что считал неправильным. Уход в бизнес был во многом эмоциональным шагом. Хотелось доказать другим, что я что-то могу.

– Что представлял собой рынок охранных услуг тогда и сейчас? Чем отличалось ваше видение этого бизнеса от общепринятой точки зрения?

– В 90-е персонал в охранных предприятиях был другой, это были в основном спортсмены. За них боролись три стороны: спецподразделения силовых структур типа СОБРа или ОМОНа; криминальные структуры и ЧОПы. Все они пытались что-то иметь с предпринимателей. В общих чертах, и сегодня многое остается по-прежнему. И коррупционные схемы в силовых структурах, и ЧОПы, создающие проблемы бизнесу, а потом сами же их решающие. Мне это все изначально не нравилось. Я считаю, что если ты занимаешься охраной, то не надо лезть в политику или еще какие-то сферы деятельности.  Не может охранное предприятие иметь связи с незаконным бизнесом. Иначе это уже будет преступная группировка, которой должны заниматься правоохранительные органы.

– С какими трудностями пришлось вам столкнуться, начиная развивать свой бизнес?

– Самая большая – абсолютное непонимание того, как работает предприятие. Одно дело – выполнять какие-то функции, а другое – наделять людей полномочиями и смотреть, как они эти функции выполняют. Надо было учиться бухгалтерскому делу, проходить курсы управления предприятием, прежде чем все заработало, как надо. Особых претензий со стороны проверяющих структур к нам не было, потому что мы всегда старались не нарушать законодательство.

– А как вы реагировали, когда условия ведения бизнеса становились более жесткими, чем раньше.

– Самым большим испытанием стал кризис 2008 года. Наше предприятие к тому моменту выросло и стало заложником собственных клиентов. Все они были крупными компаниями, сидели на кредитах, а когда пришел кризис, стали банкротиться. Вслед за ними финансовые проблемы возникли и у нас. Чтобы обезопасить бизнес, была полностью изменена стратегия. От крупных клиентов было решено переходить к мелким, набирая их как можно больше. Если у нас появляется крупный клиент, под него формируется подразделение, которое финансируется полностью за счет прибыли от этого клиента. Потеряв его, мы не должны чувствовать, что теряется часть нашего бизнеса. Нельзя затачивать бизнес под одну компанию. С наступлением последнего кризиса мы серьезно стали работать над обучением людей, улучшением материально-технического оснащения.

– Как вы думаете, тем, кто сейчас только начинает свое дело, сложнее, чем вам в свое время или проще?

– Начинать что-то свое было трудно и в те времена и сейчас. Но сейчас есть один большой плюс. У них значительно больше информации, чем у меня в 2000 году. Интернет тогда не был в столь широком доступе, а сейчас любую информацию можно найти моментально. Техника ушла далеко вперед и в нашем бизнесе. Контроль мостов, сейсмодатчики, газоаналитические датчики, даже пожарная сигнализация идет по радиоволне. Все это сейчас привычно и доступно, а когда мы начинали, поставить радиодатчик было целой проблемой. Они были громоздкими и ненадежными.  

– В массовом сознании существует определенный стереотип охранника. Что должно произойти, что бы мнение о профессии изменилось?

– Охранники сейчас имеют обязанности, но не имеют прав. Государство должно принять законодательные акты, которые поломают эту ситуацию. У нас есть статья превышение служебных полномочий охранником, но нет статьи за нападение на охранника. Если кто-то ударит охранника, с точки зрения закона – это просто конфликт двух частных лиц. А если охранник нападет на кого-то – тут уже совсем другая статья. Но если человеку выдали лицензию, доверили ему охранять порядок, значит люди, которые нарушают его, должны отвечать за это по соответствующей норме закона. Почему этого не делается? Потому что многие понимают, что человек, называющий себя охранником, может быть человеком с улицы, прошедшим соответствующее обучение, а в худшем случае просто купившим диплом. Но это вина тех, кто дал ему лицензию.